Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

«Прошлый» труд и энергия, «капитал» и прибыль

 

В наше время эффективность труда экономисты связывают с понятием «капитал» – «прошлым» трудом, который, участвуя в «живом», в форме производительных машин, увеличил производительность физического труда, например, в ХХ веке в 50 раз [1]. Возникло противоречие нынешних представлений о труде с классическими, согласно которым источником возникновения богатства на земле стал труд самого человека – в дальнейшем «рабочая сила», без которой деятельность капиталиста, предпринимателя никогда и не предполагалась. Ниже продолжено рассмотрение этой проблемы [2] в соответствии с энергетической концепцией анализа труда по отдельным затратам энергии в нем. Такой подход облегчает анализ процесса труда, так как раньше понятие «рабочая сила» как эквивалент полных затрат энергии не позволяло разделить эти затраты на «внешнюю», физическую, и «внутреннюю», умственную, энергии, выйти за ее рамки.

 

Идеальное и материальное в труде. Две параллели

Когда мы говорим об умственной составляющей в «живом» (не механизированном, даже первобытном, откуда всё и начиналось) процессе труда, то подразумеваем постоянное присутствие и параллельную работу такого же, но идеального процесса в сознании работающего. Совершая реальный (ручной) процесс труда, он постоянно контролирует и сравнивает его с собственными идеальными представлениями о предполагаемом продукте, реализуемом процессе труда и затратах в нем физической (мускульной) энергии. Присутствуя в голове человека, этот идеальный процесс направляет вектор физического усилия в нужном направлении, в динамике совмещает идеальное (целесообразность) и материальное воедино. Признается, что это «живое» действие в таком продукте «овеществлено», то есть существует в последующем в материальной форме (материализовано), становится «прошлым» трудом для многократного использования в будущем.

Таким образом, такой «прошлый» труд – новый продукт изменен против исходного предмета с помощью затраченных усилий: умственной и физической энергий, двух невидимых параллелей. В результате полученный продукт в натуре оказывается близок к идеальному представлению в разуме его создателя. Продукт материален, объективен и вместе с природным миром и его объектами видим, измеряем в физических и стоимостных единицах и, можно сказать, «лежит на поверхности» экономического поля. Затраченной же на его создание физической энергии мы в нем не находим.

С другой стороны, этот объективный мир отражен в сознании каждого живого существа. Это отражение зависит не только от биологических особенностей каждой себе подобной особи, но и «зажато» узкими рамками внешних условий выживания, в которых и проходит «жизненный экзамен» на соответствие объективности связи «внутренний – внешний» мир. Считается, что у животного в сознании «господствуют» готовые инстинкты. У человека разум связан с понятиями. Эта связь проходит через вторую систему сигнализации – устную речь и в сильнейшей степени связана с воспитанием и условиями формирования соответствия этих понятий, их объективности. Таким образом, эта объективность зависит от самого субъекта, его способности и подготовленности к «узнаванию», идентификации объекта с его отражением в собственном разуме человека.

Рассматриваемый выше «прошлый» труд как экономическая категория по его внешней оценке не всегда достаточно доступный объект для формирования объективного понятия. Но каждый «прошлый» труд (орудие) всегда создавался и обладает при дальнейшем его применении приобретенной ранее рукотворной способностью: 1) уменьшить затрату энергии при получении равного продукта; 2) при неизменной затрате человеком энергии за счет ее экономии в процессе получить дополнительный продукт. Это – для простого труда с ручным инструментом.

В наше время производительный «капитал» – гораздо более сложное орудие труда, чем простой инструмент, и, как уже упомянуто выше, не просто увеличивает эффективность процесса, но и, производя физическую работу с затратой энергии другого источника, заменяет человека. Более того, объем затрачиваемой энергии и эффективность процесса увеличены в сотни, тысячи раз. Рабочий процесс труда в корне изменен! Параллели разошлись. Возникает обоснованная необходимость рассмотрения возможности появления в «капитале» части «трудовой» идеи, переданной ему человеком при «овеществлении», поскольку капитал стал «заменять» его. Рассмотрим это.

 

«Живое» и «неживое»

Может ли идеальная цель хотя бы частью переместиться в продукт и управлять процессом труда, его эффективностью? В какой форме мы можем обнаружить идеальное там, где для него не создано таких условий? Даже точно понимая, где это идеальное присутствует (в голове человека, его разуме), мы не можем представить, как оно выглядит. Человек (материалист), познавший окружающий мир в материале и впитавший практическую науку «материального бытия», оказывается беспомощным перед неведомыми процессами в своей же собственной голове. Тем более представить идеальное в материальном продукте, или даже в исходном предмете труда – это «найти то, чего не может быть». Материал – камень, дерево, металл, пластмасса, вода, воздух, пространство и т.д. – не обладает свойством разума. Разум – это особое состояние материи, созданное природой. Оно способно запоминать окружающее, находить в нем внутренние связи, вырабатывать собственную стратегию и т.д. Это состояние мы называем «живой» материей. Ее отличие от «неживой» связано с созданием особо организованной формы, состоящей из известных науке элементов таблицы Менделеева. Но для поддержания существования этой формы и ее «жизни» необходимо обязательное условие: постоянное расходование энергии.

У живых существ эта энергия отличается от внешней, посланной Солнцем [3] и присутствующей вокруг. Она является внутренней, выработанной самой этой организованной формой для ее функционирования, является собственной энергией уже «живой» материи. Можно, очевидно, считать каждый живой организм своеобразной машиной – двигателем, непрерывно обеспечивающим энергией все функциональные его узлы, и в первую очередь разум, где фиксируется и запоминается окружающее бытие, рождается мысль. Мысли исчезают, как только исчезает энергоснабжение мозга. Организм обездвижен без энергии. Все функциональные узлы прекращают работу. Материя в том же составе атомов и молекул из состояния «живая» превращается в состояние «неживая».

В «живом» труде его предмет на входе в процесс не содержит, кроме определенного собственного природного свойства, какую-либо внешнюю идею, не является «живым» и приспособленным к таковой как ее носитель. В процессе труда и превращения его в продукт он контактирует только с орудием труда, а не с идеей или ее частью, к чему и не был приспособлен, в отличие от живого существа. И «овеществление» никак не может быть связано с «передачей» идеи от работающего человека куску материала, чтобы он вел себя в «живом» труде как человек. Поэтому в самой материи «капитала» овеществленной идеи, которая, подобно человеку, как-то «управляла» бы  процессом труда для увеличения его эффективности, нет и быть не может.

Тем не менее повышение производительности труда теперь связано «с тем, что экономист называет капиталом, а производительность рабочего считается внешним фактором и не вписывается в современные теории…» [1].

Кто же создает теперь прибыль? Разные экономические школы отвечают на этот вопрос по-разному: от ее появления за счет вычета из полной зарплаты рабочего (Д. Рикардо, К. Маркс) до допущения отсутствия прибыли вообще, когда в условиях свободной конкуренции прибыль должна отсутствовать (Л. Вальрас) [4]. Но богатство в форме «прошлого» труда растет независимо от теоретических предположений о причинах его возникновения. Современные экономисты, наконец, сходятся на том, что «прибыль» – заслуга капиталиста, результат его предпринимательской деятельности (организации, ответственности, предвидения) [4].

 

Энергия и «капитал»

И до «капитала» не названное еще так примитивное орудие труда, созданное первобытным человеком, тоже повышало эффективность его действий как охотника (например, копье) и собирателя (корзина), тоже приносило ему «прибыль», хотя небольшой, но дополнительный продукт, обеспечивавший ему повышение жизненного комфорта и шансы на выживание. Применение орудия хотя было хлопотно и требовало от него затраты посильной энергии, но человек убеждался, что использование такого инструмента – орудия (до этого ненужного) увеличивает эффективность его труда. Поэтому он ценил это, носил «прошлый» труд (то же копье) с собой и применял его в нужный момент. Следовательно, любое орудие, инструмент (средство производства) без оживляющей его энергии и принуждения этого инструмента или исходного предмета труда к движению ничтожно. Без энергии ничтожен и современный «капитал». Без энергии и «капитал» ничего не создает. Напротив: он портится, приходит в негодность, разрушается и превращается в ничто.

Новый продукт – любое орудие труда, «прошлый» труд – создан человеком не случайно: он стал для человека помощником не сразу. Для осознания этого ему потребовалось время в миллионы лет. В этой связи можно утверждать, что эти физические усилия направлялись на изменения внешних форм продукта, его геометрии, а также качественных или количественных отличий от исходного предмета: твердый предмет (камень, кость) расколот на куски с возможностью использования их для рубила, оголовка копья; дерево разделено на короткие отрезки и т.д. Везде была затрачена разная, но необходимая умственная и физическая энергия для материального преобразования предмета труда в готовый продукт с нужным человеку рукотворным свойством.

Ранее была показана [2] (и мы находим с очевидностью этот вывод в других источниках) весьма простая истина – процессу преобразования, как и самой материи, в том числе и в труде человека, безразлично, чья энергия используется и зачем затрачивается в нем: человека, животного, ветра, воды, солнца, ископаемого топлива, электроэнергии и т.д. Идея, идеальная часть, цель самому процессу преобразования материи не важна и не нужна. Она нужна человеку, ее автору. Важным является только преобразование, связанное с затратой физической энергии. Трудом предмет преобразован в нужный человеку продукт. Энергия затрачена и передана через продукт в окружающее пространство. В продукте мы ее уже не найдем. И продукт представлен нам как факт «прошлого» труда не в энергии, а в материале, который в наличии и назван теперь уже «капиталом».

Энергия осуществила процесс труда, создав этот капитал. Но «прибыль» в будущем создаст оживляющая же его энергия в понимании трактовки 2, приведенной выше: за счет ее экономии с применением этого «капитала», но не сам «капитал». В сравнении двух факторов, «капитала» и энергии, более важным, активным и значимым необходимо считать энергию: именно она создает в «живом» труде новый продукт и его избыток – богатство и прибыль. Утверждать, что богатство приносит уже созданное ранее предыдущее богатство (капитал), значит забыть не только о человеке и затрате энергии в труде по А. Смиту или К. Марксу, но и сам труд, который является первичным при создании любого продукта. Классики всесторонне и точно исследовали процесс труда, двигателем которого был человек с его «рабочей силой». Но труд изменился. Классическая теория труда для новых его условий стала нуждаться в дополнениях.

Неоклассикам больше по нраву стал «капитал». Они зашли с противоположной стороны – со стороны потребления продукта, а не его создания. Применяя аллегорию, можно сказать, что в этом случае повозка (капитал) поставлена впереди источника двигательной энергии – лошади! («…Глядите, побежала телега без коня», К.И. Чуковский). Конечно подразумевается, что современный капитал самодостаточен и снабжен мотором – стальным конем. Но этот «конь» должен вначале «ожить» и дать энергию, которую он вырабатывает и преобразует в энергию движения, чтобы процесс пошел – капитал заработал, появился нужный продукт (богатство), годный для продажи или использования. В итоге же затраты энергии в уже полученном продукте ее мы не видим. Участвовавший же в процессе создания продукта капитал остается единственным «героем» и материальным фактором, которому «все лавры» и достаются: и богатство в натуре его собственнику, и «производительность труда» и прибыль в теории.

Значимость энергии в труде отмечалась не однажды и ранее. «Экономическая газета» неоднократно публиковала и критически оценивала эту тему. В 1987 году (а затем в 1997) П.Г. Кузнецов опубликовал несколько работ, например: «Энерговалюта вместо доллара», «Киловатт-час может использоваться как универсальная мера стоимости в мировой экономике третьего тысячелетия» и др. [5]. Эта тема вышла на уровень задач государственной важности в противостоянии Советского Союза и США еще в 60-е годы, когда США всякий район, богатый энергоресурсами, объявили «областью жизненных интересов США». Однако из-за необходимости доработки и последующих событий 90-х годов работа по энерговалюте прервалась и не была осуществлена. Доллар восторжествовал как мировая валюта, цена которой равна всего-то сумме затрат на бумагу и краску при его печати [5].

«Капитал», как «безупречный» (!) источник прибыли, устраняет всякие суждения об эксплуатации и неравенстве, а капитализм теоретически становится идеальным строем. Теперь такие понятия, как «живой», «прошлый» труд, «прибавочная стоимость», забыты или игнорируются экономистами.

Таким образом, когда на первое место в возникновении богатства (и прибыли) поставлен капитал, главный источник – энергия находится в тени. В тени оказался не только человек, но и вся теория экономистов-классиков об источнике богатства, которое создавалось затратой физической и умственной энергии работающего человека, его «рабочей силы». Без рабочего ни о какой прибыли предприниматель-капиталист раньше не мог и подумать.

Теперь прибыль получается и на практически полностью автоматизированном производстве, составленном из высокотехнологичного капитала. Но «оживляет» этот капитал, как и прежде, энергия. Перед предпринимателем, как и собственником, теперь стоят три важные задачи. Первой и главной задачей является «оживление» капитала, второй – поддержание в работе и третья – получение конкурентного продукта при минимальных затратах энергии. Это те же проблемы, что были и раньше, кроме «оживления», поскольку рабочий был всегда живой, с его оживляющей орудия труда «рабочей силой».

Теперь объемы затрат энергии и полученных продуктов «прошлого» труда значительно возросли, а время процесса их создания в такой же степени сократилось. Современный капитал, как и труд, сильно усложнился. «Оживить» его, как и осуществлять две другие задачи, сами организаторы процесса труда – собственник и нанятый им предприниматель-менеджер – не могут. Нужна, как и ранее, «рабочая сила». Но эта сила должна быть более высокой квалификации. Рабочий должен быть лучше обучен не только практическим приемам управления каким-либо сложным и мощным агрегатом, его пуском, остановом, но в разуме своем и представлять его конструкцию, как и «особенности» поведения в действии и при возможных неполадках и т.д. Рабочий представляет то звено в процессе труда, которое должно объединять две составляющие труда, упомянутые выше две параллели, умственную и физическую, и находиться по месту и времени от самого процесса труда в интервале, доступном для его контроля и непосредственного управления.

 

Техническая эволюция «прошлого» труда

«Инструмент» – слово английское, означающее «орудие труда», звучит везде: не только в заводских цехах, но и в быту: от вилки-ложки и китайских палочек для еды до отвертки, иглы, плоскогубцев, различных ножей и т.д. – чисто ручного инструмента. Орудия труда в русском языке ассоциируются как более сложные, чем инструмент, устройства («прошлый» труд) с включенными связями между созданными ранее инструментами. Ручные же машины (например, гончарный круг, швейная машина, велосипед, ручной токарный станок и т.д.) – образцы еще более сложных орудий «прошлого» труда. И во всех этих устройствах конечными являются уже ранее известные, проверенные временем простые инструменты.

Современные машины не были бы созданы без массового осознания работоспособности и роли элементов, их составляющих. Колесо, игла, резец, винт, зубчатая передача, шкив, пружина, маховик, превращение вращательного движения в поступательное и т.д. – каждый такой «прошлый» труд к нужному моменту уже прошел экзамен в независимых «обкатках» их предшествующего «прошлого» труда. В этом развитии от простого инструмента к сложному орудию, машине прослеживается простая истина (диалектическая последовательность): чтобы создать новое, нужно иметь осознанное старое – «прошлый» труд, уметь работать с ним, видеть в нем недостатки, пытаться их устранить.

Установка в качестве силовых средств электромоторов, ДВС и т.д. – продуктов научно-технического прогресса (НТП) революционизировало процесс развития труда всесторонне и за короткий период. Труд человека был в большей своей части дифференцирован на свои отдельные составляющие работ: умственную и физическую, последняя из которых в большей мере стала заменяться и выполняться сторонней энергией машин-двигателей. Теперь в большинстве своем всю работу выполняет машина, а использование мускульных усилий человека не предусмотрено. Для управления процессом труда в контакте с машиной эти усилия минимальны.

Для нас же главным выводом должно стать понимание простой истины: без ясного представления в сознании идей «прошлого» труда человек не способен создать инновацию – будущий «прошлый» труд (капитал) с требуемыми рукотворными свойствами. Разрушая без созидания нового на месте «прошлого» труда, мы обрекаем себя на дисквалификацию и профессиональное обнищание своего разума и приобретенного опыта.

 

Выводы

Снижение затрат физической энергии в труде от первобытного человека до наших дней всегда являлось главным и основным мотивом создания любых вариантов (орудий) «прошлого»  труда. Эта своеобразная техническая эволюция преобразила труд коренным образом. Изменения, малозаметные в ее начале, выросли и стали в новых условиях современности на пути теории труда, указывая на ее недостаточность. «Прошлый» труд, названный «капиталом», стал в идеальном сознании современного человека (экономиста) как олицетворенный материальный фактор, повышающий эффективность труда и создающий богатство (и прибыль), а капитализм выглядит идеальной исторической формацией. Про «живую» энергию труда, ее затраты работающим забыли. В экономической литературе теперь исчезли понятия «прошлый» и «живой», «прибавочный» труд.

Теперь физическую составляющую труда – работу в тысячекратно больших объемах исполняет «машина-двигатель» – капитал. Он в большей части заменил «человека-двигателя» и помогает ему создавать богатство (и прибыль). Но капитал не может заменить человека-творца с его «рабочей силой» и общей энергией, по величине хоть и небольшой, но достаточной для управления этим громадным машинным монстром. И сейчас, когда основным двигателем стала машина, она прибавила свою энергию к энергии человека. К своей малой ее доле человек сумел прибавить машинную. Эта «прибавочная» машинная энергия науки громадна по масштабу ее использования в труде и его результате. Нет энергии машины – не будет и современного «легкого» богатства. Без нее все уже созданные машинные процессы остановятся. Всё материальное заржавеет, разрушится, сойдет с орбиты процесса труда в прямом и косвенном смысле на земле и в космосе через пару сотен, сотню, десять лет, а что-то через год.

А мы уже привыкли комфортно жить с чужой энергией машины и не способны заменить ее своей слабой физической силой. Установка в качестве силовых средств электромоторов, ДВС и т.д. – продуктов научно-технического прогресса  революционизировало процесс развития труда всесторонне и за короткий период. В быту, например, с развитием городов «прошлый» труд предстал и в форме энергетических систем, связанных с коллективным потреблением одинакового продукта: электропотребление, водопровод, теплоснабжение, водоотведение. Любое нарушение их работы вызывает чувство неустроенности и собственного бессилия перед проблемой «не наше это дело», которую может исправлять только ЖКХ или даже МЧС. Большой город даже в холодной стране, такой, как наша Россия, манит людей со всех окраин, помимо прочего, комфортом своих энергетических «объятий». Теперь эти «объятия» – забота МЧС, ЖКХ, главы города и т.д. Прогресс в развитии «прошлого» труда на производстве и в быту приводит к явному изменению и производственных отношений внутри общества, его общей культуры.

Техническая эволюция «прошлого» труда в форме современного «капитала» и колоссальных объемов энергии, оказавшейся в руках человека, продолжается. Она не остановилась, а ускорилась и должна отражаться в нашем сознании. Замена рабочего инструмента машиной с кнопочным управлением не сводится только к ее установке и подключению. Гораздо сложнее оказывается процесс замены мышления, разума человека, берущегося за управление кнопками, – тех идеальных представлений в его голове и уверенности, которые в данном случае неразрывно связаны с уровнем квалификации, да и культуры жизни и труда в целом. Становление человека, уровень образования и «капитал» его, как общественной единицы разума, становятся каждый раз теперь на первое место.

А что из «прошлого» труда осталось у нас в разуме на «завтра»? На что мы еще можем опереться, что не разрушили в угаре 90-х, сохранили в своей памяти, чему учим и что даже создаем сами в собственной голове и физическом исполнении?

 

Алексей Михайлович Бондарев,

инженер-теплотехник,

 кандидат технических наук

 

г. Мыски, Кемеровская обл.

 

Литература:

1. Друкер П. Задачи менеджмента в 21 веке. Гл. 5. 2003.

2. «Сберегающий и условный умственный труд» («ЭФГ» № 16/2016).

3. «Энергия Солнца и труд человека» («ЭФГ» №17/2015).

4. Бартенев С.А. История экономических учений. М., ЮРИСТЪ. 2002. С 178.

5. П.Г. Кузнецов и др. «Энерговалюта вместо доллара?», «Сколько в рубле энергии?» («Экономическая газета», 1987.); «Новая валюта – киловатт-час», «Киловатт-час может использоваться как универсальная мера стоимости в мировой экономике» («Экономическая газета», 05.11.1996, перепечатано в «Экономической газете» от 05.03.2003).