Главная       Дисклуб     Что нового?       Наверх   

 

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО – «КОРПОРАЦИЯ»

 

На заседании Экспертного совета при Совете Федерации по законодательному обеспечению оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества обсуждалась тема под названием «О роли и месте корпораций в системе оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации».

 

Заместитель председателя Совета Федерации, председатель Экспертного совета Юрий Воробьев так объяснил причины повестки дня заседания. «В ходе сегодняшнего заседания хотелось бы получить ответы на ряд вопросов. К их числу относятся такие, как: насколько существующая нормативно-правовая база способствует или, наоборот, тормозит развитие корпораций и других крупных промышленных объединений, работающих в сфере оборонно-промышленного комплекса России?; являются ли госкорпорации конкурентным преимуществом России на современном этапе?».

По информации первого заместителя министра промышленности и торговли РФ Глеба Никитина, Минпромторг осуществляет единую государственную политику в отношении двух десятков интегрированных структур (ИС), сформированных в высокотехнологичных отраслях промышленности. По состоянию на 1 января в них было сконцентрировано 329 предприятий и организаций.

Интегрированные структуры распределяются по отраслям следующим образом: в авиационной промышленности – три ИС, в судостроении – восемь, в радиоэлектронике – пять, в промышленности обычных вооружений – одна, в гражданской отрасли промышленности – одна.

Интегрированные структуры консолидировали 47,8% организаций ОПК, находившихся в 2013 году в ведении Минпромторга. По итогам 2013 года эти ИС генерировали 68,8% совокупной выручки. В них было задействовано 52,8% всех работников оборонных организаций Минпромторга.

В 2013 году в среднем по всем консолидированным государством компаниям Минпромторга России производительность труда выросла по сравнению с 2012 годом почти на 19% (с 2,03 млн руб./чел. до 2,41 млн руб./чел.). При этом разброс показателя производительности труда среди различных ИС достаточно высок, а ее уровень в интегрированных структурах в разы ниже, чем у зарубежных компаний сопоставимого профиля и масштаба.

«Масштаб деятельности компаний, характеризуемый объемом полученной выручки, не всегда является свидетельством эффективности деятельности. Зачастую он зависит от ряда других факторов – от монопольного положения на внутреннем рынке, от объемов бюджетного финансирования в рамках гособоронзаказа или федеральных целевых программ, от использования в отношении компании мер господдержки (субсидирования производства или спроса, госзаказа на гражданскую продукцию и т.п.)», – заявил Глеб Никитин.

Вместе с тем он отметил, что у большинства «консолидированных» компаний отмечается устойчивая положительная динамика ежегодного роста выручки.

Среди крупнейших интегрированных структур лидером по темпам роста выручки стало ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»: в 2011–2013 гг. она увеличилась в два раза.

Абсолютными же лидерами роста выручки стали небольшие по масштабам деятельности холдинги судостроительной промышленности. Так, ОАО «Концерн «Океанприбор» и «Концерн «МПО-Гидроприбор» продемонстрировали увеличение объемов выпуска товарной продукции более чем в три раза, ОАО «Концерн «НПО «Аврора» и «Центр технологии судостроения и судоремонта» – в два с половиной.

Эти же четыре судостроительные компании стали лидерами роста в 2013 году: выручка «МПО-Гидроприбор» увеличилась более чем в два раза, остальных трех компаний – в полтора.

Из крупных компаний близкую динамику роста выручки продемонстрировали только «Вертолеты России»: в 2011–2013 годах в 1,4 раза, в 2013 году совокупная выручка компании увеличилась на 15 процентов.

В ряду крупных компаний необходимо выделить корпорацию «Тактическое ракетное вооружение», в состав которой в 2013 году влился целый субхолдинг – ОАО «Военно-промышленная корпорация «Научно-производственное объединение машиностроения». Это позволило увеличить результат 2012 года в 1,3 раза.

Между тем есть примеры компаний, прирастивших активы, но не улучшивших при этом динамику выручки. Так, ОАО «НПК «Уралвагонзавод» в 2013 году получило от государства пакет акций ОАО «Тверской вагоностроительный завод», однако оказалось одной из немногих ИС, допустивших в 2013 году падение совокупной выручки (хотя выручка «Тверского вагоностроительного завода» выросла в 2013 году на 5 млрд руб.).

Еще одним аутсайдером стала корпорация «Росхимзащита» – выручка компании упала с 3,6 млрд руб. в 2011 году до 3,4 млрд руб. в 2013 году. Это было обусловлено прежде всего значительным сокращением объемов финансирования гособоронзаказа.

«Однако результаты деятельности компаний не всегда зависят от масштабов гособоронзаказа. Например, ключевая часть выручки ОАО «НПК «Уралвагонзавод» в основном была обеспечена выпуском гражданской продукции, а ОАО «Концерн «ЦНИИ «Электроприбор» и «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» – увеличением объемов гособоронзаказа», – считает представитель Минпромторга.

Планом деятельности Минпромторга на 2013–2018 годы предусмотрено повышение качества управления интегрированными структурами. Поэтому наряду с анализом финансовой деятельности ИС была также проведена оценка качества корпоративного управления на основе наличия главных элементов: утвержденной стратегии развития; программ снижения издержек и сокращения непрофильных активов; должности заместителя руководителя компании по контролю над издержками; комитетов по аудиту и стратегическому планированию и т.д.

Полученные данные свидетельствуют, например, что программа снижения издержек утверждена почти в 60% рассматриваемых ИС, а программа реализации непрофильных активов – в 68,4%. Должность зам. руководителя по контролю над издержками производства введена в менее чем половине ИС (42,1%). Специальные комитеты по бюджету созданы при советах директоров 84,2% интегрированных структур.

«Но по ряду компаний данные об уровне корпоративного управления просто отсутствуют. Структура активов некоторых компаний недостаточно прозрачна. Нам есть еще над чем работать», – уточнил Глеб Никитин.

Говоря о научном и технологическом обеспечении деятельности корпораций, Глеб Никитин сказал, что основными инструментами реализации стратегических приоритетов являются государственные и федеральные целевые программы со значительным государственным финансированием. К настоящему времени разработано более 200 передовых технологий, которые применялись для повышения характеристик перспективных образцов вооружения и военной техники: «Искандер», «Коалиция», «Панцирь», ЗРК С-400, системы управления тактического звена «Созвездие».

Задел, созданный по стратегическим материалам, использовался при создании двигателей для Т-50, вертолетов МИ-28Н и Ка-62, межконтинентальных стратегических ракетных комплексов и ракетных систем залпового огня.

Техническое перевооружение позволит станкоинструментальной промышленности к 2016 году существенно увеличить объемы импортозамещения по машиностроительному оборудованию. Новейшие станки, в том числе с ЧПУ, уже начали поставляться для модернизации предприятий ОПК.

В сфере композитных материалов к 2020 году будет разработано более 90 технологий мирового уровня. В применении редкоземельных металлов, широко используемых в оборонных отраслях, за это же время мы практически полностью перейдем на собственное сырье.

В авиационной промышленности активно решается проблема импортозамещения (особенно вертолетных двигателей), обострившаяся вследствие кризиса на Украине.

«Для синхронизации госпрограммы вооружения и федеральных целевых программ Минпромторг реализовал в прошлом году принцип опережающего финансирования инвестпроектов через кредитную схему. В сентябре правительство приняло решение о предоставлении организациям ОПК субсидий на возмещение затрат на уплату процентов, а также госгарантий. На сегодня по кредитной схеме заключено 39 трехсторонних договоров на общую сумму свыше 7 млрд рублей», – сообщил Глеб Никитин.

Новый принцип реализуется через головные организации интегрированных структур. Это позволяет оптимизировать структуру производственных мощностей в процессе их модернизации по технологическим цепочкам и перехода на полный жизненный цикл продукции.

В разработанном законопроекте «О промышленной политике в РФ» Минпромторг предусмотрел норму, которая ужесточает ответственность интегрированных структур ОПК за невыполнение гособоронзаказа входящими в их состав организациями.

В соответствии с поручением президента РФ разрабатывается государственная программа развития ОПК. Ее принятие позволит повысить эффективность уже используемых механизмов и внедрять более прогрессивные подходы.

«Формирование крупных корпоративных структур в основном достигло поставленных целей: обеспечило концентрацию ресурсов, позволило получить синергетический эффект за счет более эффективного управления предприятиями, оптимизировать затраты. Ведущие корпорации определяют современный облик ОПК», – делает вывод заместитель министра Минпромторга.

 

Госкорпорации уже были в 30-х годах прошлого века

Редакция «ЭФГ» попросила президента Международной ассоциации «Союз авиационного двигателестроения» Виктора Михайловича ЧУЙКО высказать свое мнение относительно работы госкорпораций.

 

А.К.: Сейчас, когда по периметру России возникает немало горячих точек, безопасность страны во многом зависит от четкой работы ОПК. Можно ли считать госкорпорации оптимальной формой управления авиационной промышленностью?

В.М. Чуйко: Судя потому, что за семь лет существования ОАК мы по-прежнему выпускаем единицы пассажирских самолетов, можно сказать, что система по производству авиационной техники нуждается в определенной модернизации. Десять лет мы создавали «Суперджет», но этот самолет на сто мест. Сейчас мы говорим о создании МС-21. Под него мы задумали изготовить три варианта двигателя ПД-14 на разное количество пассажирских мест: от 180 до 200–220. Но мы делаем двигатель для одного типа самолета. А для других? А наш конкурент Pratt & Whitney на салоне в Берлине в конце мая этого года представил варианты двигателей с тягой от 7 до 18 тонн. Причем конкретно на самолеты «Мицубиси», «Эмбраер», «Бомбардье», «Аэробус» и «Боинг». У них вся гамма двигателей одновременно работает. Есть программа, где написано, что в течение 2015–2016 годов все эти двигатели появятся в эксплуатации, а мы топчемся на одном месте. Почему? У нас существующие госкорпорации не увязаны между собой. ОАК находится под управлением военно-промышленной комиссии. Вертолетная и двигательная корпорации находятся в ведении Оборонпрома, электронная и приборная – в ведении Ростехнологии.

Кстати, авиастроители это уже проходили в нашей стране. Существующая система управления очень похожа на ту, что была в СССР в 20–30-х годах прошлого века. В те годы СССР тратил большие средства на авиастроение, а эффект был минимальный. Мы увязали в разных проблемах, пока 11 января 1939 года не было принято решение о создании Наркомата авиационной промышленности, которое в 1946 году стало именоваться Министерством авиационной промышленности СССР. Его создание помогло СССР добиться превосходства в воздухе в тяжелейших условиях войны. Потом эта система управления получила название Минавиапрома, и она позволила решить проблемы гражданской авиации. Сейчас в стране нет такого органа. Корпорации являются акционерными обществами. Их задача – получение прибыли. Но нигде не сказано, что, сколько и когда они должны произвести и вообще непонятно, за что они отвечают.

Если сегодня проанализировать Положение о действующих министерствах, в частности Минпромторга, то вы в этом Положении не найдете, за что они отвечают. Там нет этого слова. Там есть «способствуют», «поддерживают», «координируют», но нет, за что отвечают. Например, в Минавиапроме СССР в первом пункте было написано, я, как бывший заместитель министра Минавиапрома, помню это до сих пор наизусть: «Министерство отвечает: за уровень выпускаемой техники, за количество производимых самолетов, необходимых для обеспечения потребностей страны, за уровень технологий, за уровень себестоимости самолетов». Дальше я пропускаю, потому что там много пунктов, и обращаю внимание вот на что. В Положении Минавиапрома дальше было написано: «Министерство отвечает за обеспечение жильем трудящихся на заводе, за обеспечение детскими садами, профилакториями» – и т.д. Структура управления была понятна. Было министерство и предприятия – больше ничего. А ведь сегодня двигателестроение находится в руках Минпромторга, Ростехнологии, Оборонпрома, «Объединенной двигателестроительной корпорации», в которой еще созданы дивизионы. У всех пяти структур главная задача – управление активами. А где же тот, что называется бобик, который сторожит? Структура управления настолько громоздкая, неповоротливая и безответственная, что она просто не может эффективно работать. Единственный выход – это создание агентства или министерства. Должен быть орган, который отвечает перед государством за использование бюджетных средств.

Чем сегодняшнее время отличается от вчерашнего? Раньше всё делалось профессионалами. Они называли все вещи своими именами. Например, говорили: для того чтобы производство было эффективным, необходима специализация. То есть кто-то должен делать много и хорошо, а потом кто-то должен это собирать. Это называется кооперация. Пришли новые люди, которые говорят, что они создают центры компетенции. Кстати, в этих госкорпорациях средняя зарплата в три-четыре раза выше, чем на заводах, хотя их зарплата не зависит от того, сколько продукции выпускают заводы, которые входят в корпорации. В Минавиапроме были оклады, а премия платилась в зависимости от выполнения плана заводами.

В стране много людей, которые понимают, что нужно делать. Но тем, которым понятно, что нужно делать, нет возможности, а у тех, у кого есть возможность, у них свои понятия, которые не имеют ничего общего с компетенцией тех людей, которые понимают, что надо делать.

– Как вы относитесь к многочисленным государственным программам, как к инструменту финансирования авиации?

– Практика этих программ всегда реализовывалась по определенному сценарию. Они разрабатывались на десятки лет вперед. В первые пять лет нам рассказывали о трудностях экономики, и потому финансирование осуществлялось в объеме 25–27 процентов от требуемого. Нам говорили: дескать, на следующую пятилетку можете себе ни в чем не отказывать и строить, так сказать, город Солнца. Проходит пять лет, иногда меньше? и возникает необходимость в разработке новой программы. При этом как бы забывается, что остались непрофинансированными 70 процентов предыдущей программы, но при этом начинает создаваться новая программа с точно таким же алгоритмом ее выполнения. Опять 30 процентов денег выплачивается предприятиям, и следующие 70 процентов обещают выплатить в следующую пятилетку. Сейчас везде объявлено, причем на самом высоком уровне, о Программе развития оборонно-промышленного комплекса. Она сбалансирована с задачами государственной программы вооружения, и она должна жить до 2020 года.

Но недавно была утверждена программа уже на 2013–2025 годы. При этом нужно, чтобы она обеспечивала некую преемственность с программой на период 2016–2020 годов. Иначе разговоры о том, что мы реформировали с точки зрения технического перевооружения наш оборонно-промышленный комплекс, несостоятельны. Какие новые вводные в эту программу? Новые вводные – это то, что возникла необходимость существенного повышения ответственности и реализации программы импортозамещения. Но нужно иметь четкую определенность, чтобы наша промышленность сумела правильно сориентироваться и имела четкую программу создания и производства летательных аппаратов широкого типажа.

Алексей Васильевич КАЗАКОВ