Главная       Дисклуб     Наверх  

 

КЛЕВЕТА НА СОЦИАЛИЗМ – НЕ АРГУМЕНТ

 

 

Газета «Аргументы и факты» (Нижний Новгород)  изобразила на первой странице коллаж «СССР-Россия» Андрея Дорофеева (фото ИТАР-ТАСС), сопровожденный надписью: «по сравнению с пустыми полками времен СССР сейчас в России продуктовое изобилие». В левой части коллажа изображен на фоне пустого прилавка и 50-рублевой купюры образца не ранее 1961 года В.И. Ленин с авоськой, в которой буханка хлеба, бутылка молока (или кефира), кусочек колбасы и банка сгущенки. В правой части, на фоне полного прилавка и 5000-й купюры, изображен довольный покупатель, похожий на Муравьева-Амурского, с продуктовой тележкой, доверху набитой всякими продуктами.

Подобных пакостных изображений сегодня множество. На социализм клевещут с утра до вечера. Но к данному коллажу подошло бы другое название – из стихотворения Маяковского: «...а под витринами всех Елисеевых, живот подведя, плелась безработица». Понятно, что советский поэт Маяковский, как и всё советское, нынешнему режиму «не ко двору», но должно быть понятно и почему.

Я живу в Горьком с 1965 года. Бывал в нем и раньше, но никогда не видел в городе пустых прилавков. Кроме того, в каждом районе города было несколько магазинов под названием «Сельхозпродукты». Один из них всегда возле колхозного рынка. Бананов, ананасов, фейхоа, папайя, киви и прочей экзотики там не было. Неплохо обходились без них. Зато натуральные продукты: мясо, сало, ветчина, копченые колбасы, лимоны и мандарины из Грузии или Абхазии были почти всегда. Цены на эти продукты были дороже, чем в магазинах государственной торговли, зато очередей там не было. Везде были финики по цене 90 коп. за 1 кг – это дешевле сахарного песка, который стоил 1 руб. за кг в бумажном пакете и 1 руб. 04 коп. за 1 кг рафинада в бумажной коробке. Почти всегда были сухофрукты: урюк, сушеные яблоки и груши и др. Попробуйте сейчас найти финики по цене дешевле сахара. После войны с сахаром в небольших городах и сельской местности бывали перебои, особенно летом, когда варили варенье. Положение изменилось в начале 60-х годов, после Кубинской революции. Тогда сахар был во всех магазинах круглый год – мешками в запас не покупали.

Газета «Патриоты Нижнего» № 12 (168) от 29.03.2017 поместила на 1-й странице редакционную заметку «Мечта советского человека», которая начинается так: «Очереди за театральными билетами, колбасой, техникой, талоны на масло, сахар, чай и вино. Время советского дефицита, с которым удалось покончить лишь к середине 1990-х, люди старшего поколения вспоминают, как страшный сон. «Дефицитная» тема до сих пор вызывает бурю эмоций у россиян…».

Это очередная клевета, написанная явно не патриотами. Ибо дефицит и талоны появились только при Горбачёве, а до этого никто запасов ни чая, ни мыла, ни спичек, ни вина, ни других показанных на рисунке продуктов не делал.

Талоны на вино-водочные изделия появились только при Горбачёве. Никакой паленой водки в советских магазинах не было, а ассортимент водки был. Не только дешевая, которую пьяницы называли «сучком», но и более дорогие: «Старка», «Российская», «Столичная», «Зубровка», «Перцовка» и др. Пьяницы пили вермут, который величали «бормотухой». Остальные, а их большинство, употребляли сухие болгарские вина, венгерский токай, отечественные: кагор, мадера, марочные, крымские, кубанские, кавказское, которые славились своим качеством. Было много наливок, настоек, ликеров. В Поволжье славилось «Советское шампанское» Горьковского завода шампанских вин. Где оно сейчас, как и сам завод?

Сегодня по всей России снуют дальнобойщики, везут взад и вперед барахло, продукты, табачные, вино-водочные изделия – часто почти всё импортное, и т.д., порой на весьма большие расстояния. Разбивают дороги и загрязняют атмосферу выхлопными газами, часто попадают в аварии. В советских магазинах вин из Латинской Америки не было, кроме кубинского рома (для любителей последнего). Коньяк был армянский, молдавский, грузинский, дагестанский. За границей пользовались большим спросом водка «Столичная» и армянский коньяк. Импортных вино-водочных изделий было немного. С успехом обходились своими, отечественными. Так же как и отечественным пивом. Был большой выбор болгарских сигарет... 

Основные продукты питания в СССР были доступны советским людям. Хлеб и сахар были самые дешевые в мире. Картофель (10–30 коп./кг) и овощи были всегда доступны по сезонным ценам.

Советская власть с самого начала взяла курс на организацию общественного питания, чтобы по мере возможности освободить граждан, особенно женщин, от утомительного труда на кухне. С этой целью на большинстве промышленных предприятий, стройках, в колхозах, МТС и совхозах была развернута сеть общественных столовых.

Декретом СНК от 08.10.1920 расходы по эксплуатации общественных столовых Республики были отнесены за счет государства.

Общепит охватывал также школы, детдома, детские сады, пионерлагеря, медучреждения с сетью санаториев и домов отдыха. Система общепита входила в состав Наркомата (министерства) торговли. В системе общепита было построено большое количество складов, баз, овощехранилищ, картофелехранилищ, морозильников, а в крупных городах и фабрик-кухонь, производивших полуфабрикаты для столовых, буфетов и розничной торговли. Многие предприятия заводили подсобные хозяйства, снабжавшие по себестоимости свои столовые картофелем, овощами, зеленью, а некоторые и мясом. Многие предприятия устанавливали шефские связи с колхозами и совхозами, что обогащало меню и удешевляло цены в рабочих столовых.

Цены общепита были вполне доступными. Обед в столовой стоил около 70 коп., а в сельской местности и дешевле. В обеденное меню всегда включались мясные или рыбные блюда, а хлеб долгие годы лежал на столе свободно. При всех имевшихся трудностях в снабжении населения мясопродуктами потребление мяса на душу населения росло. Нелишне напомнить, что мясо, как и другие продукты питания, были в основном отечественные, часть продуктов, главным образом овощи и фрукты, консервы, поставляли страны СЭВ.

Позднее были организованы комплексные обеды, которые стоили дешевле и обслуживались значительно быстрее. По стране было организовано большое количество диетических столовых, а в республиках общепит учитывал национальные особенности питания.

Сегодня система общественного питания разрушена, а частная коммерческая система питания от детских учреждений до военных вузов подчас опасна для здоровья и даже жизни. О многочисленных случаях тяжелых отравлений неоднократно сообщали СМИ.

Не было в СССР до Горбачёва ни турецкой репы, ни турецких помидор, ни турецкого картофеля, ни других некачественных и ГМОшных продуктов, повалившим к нам после вступления в ВТО. А вот овощей и яблок из Болгарии, Венгрии в СССР было много, как осенью было много винограда, астраханских арбузов и дынь, груш, помидор, всё без нитратов. Ни кока-колы, ни пепси-колы в продаже на было, зато были свои натуральные «Саяны» и «Байкал». Сыр был «Российский», «Пошехонский», «Голландский» и других сортов, разнообразные плавленые сырки. Почти во всех продмагах, многих столовых и буфетах продавали в разлив натуральные фруктовые соки. Томатный сок стоил 11 коп. стакан, виноградный – 18–20 коп. В марте на рынке и в магазинах сельхозпродуктов появлялись свежие огурцы из пригородных хозяйств. Яйца и куры были свободно на рынке, а в магазинах яйца появились в свободной продаже в середине 70-х годов, а куры – к середине 80-х, когда стали давать продукцию построенные 2-я очередь Балахнинской и другие птицефабрики. О «ножках Буша» тогда никто и не слышал. Индийского и цейлонского чая тогда в свободной продаже не было, прекрасно обходились грузинским, краснодарским и другими отечественными сортами чая. Кофе только в зернах, а растворимое купить было трудно. Какао «Золотой ярлык» было везде. Солдат в армии поили фруктовым чаем.

Большой популярностью у трудящихся и особенно у пенсионеров пользовались поездки на речных судах по крупным рекам. Цены были доступны, а вне туристического сезона еще дешевле. Сегодня Волга пустынна, а в советское время, как помню, с начала навигации в конце апреля и до конца навигации в октябре от речного вокзала города Горького ежедневно в 12 часов дня под звуки праздничного марша отправлялся пассажирский теплоход (пароход) до Астрахани. Среди пассажиров было много пенсионеров. На обратном пути обычно пассажиры везли дары южной природы: фрукты, овощи, копченую и вяленую рыбу, икру и т.д.

На обычную пенсию 100–120 рублей советские пенсионеры могли жить достойно, не думая о подработке. В помойках никто не рылся. Сегодня же это привычная картина.

Что касается театральных билетов, то в послевоенные годы они были очень дешевыми и их очень быстро разбирали. Театральные киоски были во всех центральных учреждениях Москвы, в столицах союзных республик и крупных городах. На предприятиях и в учреждениях их распространял профком. А прибывающие в командировки на конференции, съезды, пленумы, совещания всегда старались побывать в хорошем театре, на известной постановке и т.д., а также на известных выставках: в Оружейной палате, в Алмазном фонде и др. Да и сегодня очень большие очереди на выставках картин Серова, Левитана, Айвазовского, Шишкина, Коровина и др. – народ тянется к большому искусству, хотя билеты на выставки, как и в театры, на концерты, сегодня многим стали недоступны по цене. Это закономерное следствие коммерциализации искусства.

А в СССР доступность искусства народу была целью культурной политики.

Вспоминаются такие случаи. В 1957 году летом и в начале 70-х годов осенью в Горьком автор статьи слушал в филармонии выступление Эмиля Гилельса, которого называли пианистом номер один. Цена билета составляла 2 рубля, и это не на галерке, а в первых рядах партера! Столько же стоили билеты на фортепианные концерты друга Гилельса, профессора Ленинградской консерватории Натана Перельмана, которого не шибко тянуло за бугор, а СССР он облетал и объездил с концертами вдоль и поперек. Столько же стоили билеты на концерты Бориса Штоколова, который выступал также на предприятиях, где билеты оплачивал профком.

К сюжету «Ленин с авоськой» стоит добавить и кое-что из времени, когда Ленин был еще жив. Советская власть сразу после установления взялась за дело народного образования. Параллельно с борьбой за ликвидацию неграмотности были открыты многие тысячи школ. В 1919 году Советскую Россию посетил личный представитель президента США Вудро Вильсона Буллит, который информировал президента о положении в Советской России. В частности, Буллит сообщил, что в области народного образования Советская власть за два года сделала больше, чем царизм за пятьдесят лет.

Были приняты решительные меры для ликвидации детской беспризорности. В стране были открыты тысячи детских домов. Над ними взяли шефство многие предприятия, учреждения и воинские части. Положение с беспризорностью сегодня не нуждается в комментариях. Число детских домов сокращается. Выросшие в них дети большей частью попадают на улицу, в криминальные сводки. А СМИ, похоже, больше интересует судьба бездомных животных.

Во время голода 1921 года в Поволжье были спасены от голодной смерти миллионы советских людей, включая детей. Миллионы детей голодающих областей были определены в детские дома, профтехшколы при промышленных предприятиях и другие детские учреждения. Причем в профтехшколах, помимо питания, дети получали еще образование и рабочую специальность. В детских домах дети занимались огородничеством на приусадебных участках. За границу (как сегодня) детей не отдавали.

Из советских детских домов вышло много замечательных людей. Среди них Герои Советского Союза: летчик И.А. Хованский (погиб в Испании), М.П. Агибалов, В.И. Дончук, генерал-майор В.Н. Дружинин, генерал-лейтенант А.А. Дьяконов. С. Абдужаббаров, А.С. Лютый, А.П. Павличенко, В.В. Васильев, полковник Ф.У. Галкин, В.Н. Подгорбунский, А.И. Москинский и другие; Герои Социалистического Труда: лауреат Ленинской и Сталинской премий Н.А. Рыженко (главный механик Магнитогорского металлургического комбината в годы Великой Отечественной войны), М.Т. Ефремов (зам. председателя Совета Министров СССР), академик Н.П. Дубинин и многие другие.

На основании изложенного можно сделать вывод о «правдивости» аргументов и фактов в нынешних буржуазных СМИ и о лживости их якобы патриотизма.

 

Сергей Глебович Крюков

 

Нижний Новгород