Главная       Дисклуб   Статьи   Хроника событий

 

Ушел Джин Шарп – явно не ангел

 

В конце января из своего дома (Бостон, США) ушел в мир иной, где нет «цветных» революций, всемирно известный историк и политолог Джин Шарп. Ему было 90 лет и одна неделя.

Есть резон помянуть Шарпа: у него миллионы апологетов и на порядок больше антипатиков, хотя большинство из них даже не осознает это. Это те, кто подвергся «цветным», «оранжевым» революциям. Они жертвы его и их, революций. Шарпа называют (и по праву) технологом разрушения, архитектором управляемого хаоса.

Он много чего оставил в наследство, кроме одного – потомства. Ни сыновей, ни дочерей, ни внуков. Таков удел одиночества, к чему вернемся ниже.

Джин Шарп, чей отец был странствующим протестантским проповедником, являлся, в сущности, мятущейся, особенно в молодости, натурой. 9 месяцев находился в заключении за гражданское неповиновение армейскому призыву во время Корейской войны. Придерживался по своим взглядам троцкизма, из-за чего пришлось эмигрировать. 9 лет жил в Норвегии и Великобритании. В 1964 году защитил в Оксфордском университете диссертацию «Ненасильственные методы свержения режимов», получив ученую степень доктора философии. В 1983 году возглавил Институт имени Альберта Эйнштейна. В его штате числились единицы (от 3 до 11 сотрудников), зато была уйма энтузиастов. Научное учреждение обвиняли в сотрудничестве со спецслужбами США, в первую очередь с ЦРУ. Финансировалось оно рядом фондов, в том числе фондом небезызвестного Джона Маккейна.

Идеолог «оранжевых» революций отвергал обвинения, скромно заявляя, что он  лишь мыслитель, исследователь происхождения и развития потенциальных ненасильственных протестов. Однако его книга «198 методов ненасильственных действий» переведена на многие языки и стала практическим пособием борьбы против государственных властей во всем мире. По лекалам Шарпа были совершены «арабская весна», революции во многих странах. Что любопытно: Шарп не ратовал за жесткую реализацию своей инструкции. Однако его методика может быть использована в любой комбинации и в любой стране.

Метод опирается на принцип, что власть всегда и везде неоднородна, ибо она состоит из людей. Сила любой власти основана на послушании народа, исполняющего распоряжения правящих лидеров. Из этого вытекает следующее: если народ не подчиняется, лидеры теряют власть. Главное – найти слабые точки режима и ухудшить ситуацию, привлекая к этому всеобщее внимание.

О том, как этого добиться, чрезвычайно подробно рассказывается в так называемых методичках Шарпа (и пересказывается в Интернете). Правда, есть немало ученых и политологов, считающих, что Шарп ничего нового не изобрел. Он написал лишь некую методичку, которая позволяет использовать отработанные за столетия технологии. Вся ценность в том, что в ней всё четко классифицировано. В общем, если толком разобраться, то это – идеология Ватикана в действии, начиная с четвертого века.

Джин Шарп отвергал свою причастность к оппозиционным настроениям в РФ. «Говорят, что ненасильственная борьба – это, дескать, американский продукт, экспортируемый в Россию и другие страны, – пояснил он в интервью BBC. – Такое утверждение, однако, неправильное. А для русских это просто непатриотично. Великая история ненасильственного сопротивления в России против царизма и сталинизма очень впечатляет. Я многому научился у русских».

Он действительно изучал годы правления Бориса Годунова, Февральскую революцию 1917 года, труды Ганди, в которых есть ссылки на русские методы борьбы с тиранией. Что правда, то правда. Как и то, что сподвижники Шарпа пытались и пытаются разжечь российский костер борьбы с диктатурой.

И в лукавстве Шарпу не откажешь. Отрицая связи с правительством США, он уверял, что работает как теоретик-революционер самостоятельно и что особой любви к Америке не испытывает. Почему? А потому что американское правительство натворило много ужасных вещей, включая насаждение своих людей в странах, когда там свергались демократические правительства. В общем, Америка – не ангел.

Не ангел и сам Шарп. Его политическое кредо – «американская демократия для американского народа». Так и подмывает сказать – исключительная демократия для исключительного народа. А остальным? «К чему стадам, – как писал А. Пушкин, – дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из рода в роды Ярмо с гремушками да бич». То есть остальным – «оранжевые», «цветные», революции «тюльпанов», «роз», от которых пахнет кровью, веет смертью. И остаются, как уже показала жизнь, управляемый хаос, холод и пустота.

Впрочем, Владислав Сурков (говорят, что он, как Михаил Суслов в советские времена) сказал, что внесистемная оппозиция и ее сторонники, устраивающие акции протеста в Москве и других городах, действуют буквально по книжкам Шарпа. От этого становится скучно, и их организаторам не мешало бы немного отклониться от инструкций и пофантазировать. Это несколько смахивает (по мысли, ассоциациям) на утверждение Дворковича в Давосе относительно того, что в России нет олигархов.

Пофантазировать, а лучше – глубоко проанализировать не мешало бы, почему в одних странах «оранжевые» революции удались, а в других – нет. Инструкции Шарпа сработали в Югославии, Грузии, Ливане, Киргизии (2005 и 2010 годы), Тунисе, Ливии, Украине (2005 и 2014 годы).

Однако ряд государств сумел поставить заслон методичкам Шарпа, и поэтому они не сработали. Иначе говоря, «оранжевые» революции не удались в Узбекистане, России (2005 – 2011 годы), Беларуси, Гонконге (Китай), Армении.

Шарп, бесспорно, был на службе у мировых капиталистических революций. Отсюда, скорее всего, и его одиночество. Оно коренится в строе современной жизни, то есть в капитализме, когда человек человеку – клиент, мечущийся атом, для которого главное – заработать как можно больше денег. На семью, первичный коллектив, настоящих друзей просто не хватает времени. И соборность не в почете. Оттого и дом Шарпа остался пустым. Без потомства, без продолжения рода.

Есть притча. К Серафиму Саровскому приехал заговорщик просить разрешения на мятеж. Старик вдруг разгневался. Когда его спросили: почему? – он накрыл ладонью на поляне ключ (родник). Глядите, мол. И что же сталось? Ответ – за поборниками методичек Джина Шарпа.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник