Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

ИГРЫ НА КРАЮ БЕЗДНЫ.

ЕщЁ раз О произошедшем в СИРИИ

7 февраля человечество в очередной раз заглянуло в Бездну. Хотя значительная часть человечества этого даже не заметила. А было всё примерно так.

После того как с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Ред.) более или менее было покончено и в Ираке, и в Сирии, Сирия была разделена на следующие зоны контроля.

Западная и центральная части страны находятся под контролем сил, лояльных Башару Асаду, которые действуют при поддержке России и Ирана. Это примерно 5560 процентов от всей территории страны.

Территории вдоль сирийско-турецкой границы на севере и территории восточнее Евфрата (примерно 30 процентов территории Сирии) контролируются «Сирийскими демократическими силами» (СДС), костяк которых составляют курдские формирования. СДС пользуются поддержкой США и западной коалиции.

Провинцию Идлиб и несколько анклавов по всей территории Сирии контролирует разношерстная сирийская оппозиция преимущественно исламистского толка, ранее ориентировавшаяся на Саудовскую Аравию и Катар, а сейчас предоставленная самой себе.

Небольшой кусок территории на севере контролирует Сирийская свободная армия, поддерживаемая Турцией.

Кое-где отдельные небольшие участки остаются под тайным или явным контролем отдельных подразделений ИГИЛ, но как единой организационной машины, компактно контролирующей масштабную территорию, его больше не существует.

Согласно договоренности между военными США и России протекающая в Восточной Сирии река Евфрат является естественной границей между стихийно сложившимися  зонами контроля. Понятно, что самовольное появление в зоне контроля одной из сторон вооруженных до зубов представителей другой зоны контроля – крупное ЧП и явный повод к конфликту.

Исторически сложилось так, что именно на восточном берегу, практически рядом с Евфратом, находится большинство нефтяных и газовых месторождений Сирии, а также нефтеперерабатывающих предприятий.

Одно из них, принадлежащее транснациональной корпорации Conoco, находится неподалеку от Дейр-эз-Зора, в селении Хишам. В этом же селении находится региональный штаб СДС, а также размещено какое-то количество американских военных советников и спецназ.

Кому-то на западном берегу пришла в голову "блестящая" идея, пользуясь неразберихой и отсутствием строгого контроля за границами зон контроля, "отжать" (захватить) нефтяные и газовые месторождения, находящиеся под контролем СДС.

Помимо чисто банально меркантильных интересов отдельных сирийских и российских персонажей, видимо, присутствовали и соображения военно-стратегические, а также геополитические. Но о них чуть ниже.

Итак, в ночь с 7 на 8 февраля, переправившись на контролируемый СДС и американцами восточный берег Евфрата (по другой версии, вроде бы имелся на восточном берегу и плацдарм, на котором происходило первоначальное сосредоточение, но эти сведения нуждаются в уточнении), в наступление двинулись какие-то проасадовские военизированные формирования, усиленные бойцами "частной военной компании Вагнера".

"Частная военная компания Вагнера" – это российский аналог "Иностранного легиона" или американской Blackwater (ныне переименованной в Academi), то есть, проще говоря, организация, в которую нанимаются, чтобы воевать в качестве наемников. «ЧВК Вагнера» принимала активное участие в боевых действиях в Донбассе.

Правовой статус компании не ясен, так как в российском законодательстве служба в качестве наемника скорее запрещена, чем разрешена. В этой связи "ЧВК Вагнера" существует в ситуации как бы "подпризакрытых" на нее глаз государства и закона: когда государству удобно, на нее можно сваливать, скажем, потери регулярных войск, а когда нет, то "нам ничего неизвестно о существовании такой компании" (ставшее уже нарицательным выражение – «ихтамнет»). В общем, компания частная, но иногда используется российской властью  для решения разного рода задач, которые неудобно решать с использованием официальных Вооруженных Сил России.

Высший и средний офицерский состав ЧВК – это, как правило, хорошо подготовленные кадровые военные профессионалы из специальных подразделений (не находящиеся при этом на действительной военной службе), а  рядовые – все, кому здоровье, навыки и мотивация позволяют зарабатывать на жизнь таким способом.

При анализе многочисленных текстов на эту тему можно понять, что накапливаться и маневрировать на западном берегу Евфрата ( или все же на плацдарме?) силы, выделенные для захвата завода и месторождения, начали примерно за неделю до 7 февраля.

Всё это время продолжались переговоры, в ходе которых стороны, находящиеся по разные стороны Евфрата, пытались прояснить намерения и степень решимости друг друга.

Судя по всему, нападавшие сделали ставку на небоевой отжим и практически бескровное вытеснение курдских и американских подразделений из Хашима. Так сказать, по крымскому сценарию.

Утверждается даже, что артобстрел, которому подвергся завод и передовые оборонительные позиции СДС, был весьма специфическим: все снаряды легли с недолетом в несколько десятков, а то и сотен метров. Видимо, предполагалось, что после этого трусливые и малобоеспособные СДС разбегутся, высокочувствительные к человеческим потерям, к тому же испытывающие определенные проблемы с легитимностью пребывания на территории Сирии пиндосы (жаргонное обозначение американцев в ультраправых и ультранационалистических российских кругах) не выдержат и отступят, а с курдами либо договорятся, либо сторгуются, либо еще как-то «решат проблему». Однако с сирийскими курдами отношения резко испортились после начала турецкого вторжения в Африн, на которое Россия никак не отреагировала, и о каких-либо договоренностях говорить стало трудно.

По самому заводу, как цели всего мероприятия, естественно, никто не стрелял.

После того как нападавшие закончили артподготовку, они перешли в наземное наступление. Отряд, пытавшийся установить контроль над месторождением, насчитывал порядка 600 человек, вооруженных стрелковым оружием, а также артиллерией и танками. 

Как уже было сказано, наступавшие считали, что активного сопротивления их рейду не будет, и оказались не готовы к массированному и целенаправленному ответному удару, в частности к удару с воздуха.

В отличие от  давно не воевавших, а потому робевших украинцев образца февраля – апреля 2014 года в Крыму и на Донбассе, уже четыре года воюющие в Сирии и Ираке СДС и американцы после первых же выстрелов в сторону Хишама особо церемониться не стали.

Для порядка осведомившись у дежурного российского офицера связи, не российские ли официальные военные подразделения наступают на Хишам, и получив, естественно, отрицательный ответ, американцы нанесли предельно жесткий ответный удар.

По наступавшей группировке было применено всё, чем располагали США в данном регионе. И мощность примененного свидетельствует о том, что рейдерскую группировку здесь ждали и к наступлению были готовы.

В результате мощнейшего авиационного и ракетно-артиллерийского удара наступавшая группа была полностью рассеяна.

Версии о потерях сильно разнятся: от нескольких десятков до  более чем трех сотен погибших. Более или менее достоверно установлено, что среди погибших в этот день в Сирии было как минимум 11 россиян. Очевидно, как минимум не меньшим было количество жертв среди представителей так называемых ДНР и ЛНР, которых достаточно много в «ЧВК Вагнера».

Из многочисленных объяснений и заявлений  можно понять, что официальное  российское командование в Сирии не давало санкции на проведение наступательной операции на нефтяные поля, которая была воспринята как "опасная самодеятельность".

Что же произошло? Есть несколько уровней рассмотрения.

Несомненно, что  некая сила в сирийском руководстве или около него попыталась использовать имеющиеся под рукой военные  ресурсы для захвата данного завода. В Сирии очень плохо с горючим. Сухопутные пути снабжения из Ирака и Ирана перекрыты территориями, контролируемыми СДС и курдами.  Импорт через средиземноморские порты возможен, но это очень хлопотно и дорого для разоренной войной страны. Поэтому Дамаск пытается решить проблему любым способом, в том числе и путем вот таких вот рейдерских захватов-отжимов.

Какой при этом процент был обещан исполнителям захвата и какая доля должна была достаться ЧВК  и их гипотетическим российским кураторам или иным, возможно, оставшимся неизвестными участникам и вдохновителям рейда, в принципе для официального Дамаска не так уж и важно.

Для Дамаска куда важнее гарантировать обеспечение армии и крупных городов на западе страны топливом и горючим. Потому что даже во времена ИГИЛ, при всей его мракобесности, линия соприкосновения была абсолютно дырявой и бензовозы ездили во все стороны, как хотели. И все были довольны: боевики получали деньги для продолжения своей устрашающей деятельности, Асад – бензин и керосин для продолжения борьбы с демократической сирийской оппозицией.

После вмешательства иранцев и россиян, но особенно после захвата СДС и американцами Восточной Сирии эта циничная, но работавшая идиллия была в значительной степени разрушена. Соответственно, режим в Дамаске, а также поддерживающее его иранцы и подразделения «Хезболлы», воюющие в Сирии, начали испытывать самый банальный, но весьма острый дефицит горючего, без которого никакая современная война в принципе невозможна.

Как бы там ни было, ясно, что заказчик и организаторы данной акции были готовы подвергнуть риску большое количество своих людей в надежде на то, что они захватят завод и вернут нефть и горючее Восточной Сирии под контроль Дамаска. Но это игра все-таки локального уровня Башара Асада, который продолжает пытаться остаться у власти, уничтожая собственную страну и ее народ. В результате 75 процентов населения Сирии (сунниты) как ненавидели алавита Асада и алавитскую верхушку страны, так и продолжают ее ненавидеть.

Более глобальная игра, вероятно, заключалась в попытке стравить между собой Россию и США по-серьезному, подтолкнув христианский мир к взаимоуничтожащему столкновению. Можно только  лишь предполагать, в какой точке сейчас находились бы сегодня, десять дней спустя, российско-американские отношения, если бы в условиях существующих договоренностей какое-то количество американцев было уничтожено в зоне американского контроля на восточном берегу Евфрата. Наверное, поэтому Акбар Велаяти, советник иранского верховного лидера, предельно жестко заявил на днях в интервью иранскому новостному агентству: "Или американцы покинут Восточный Евфрат в Сирии, либо мы их вышвырнем оттуда".

В этой связи не  исключено, что именно  иранцы через какие-нибудь пятые-десятые посреднические структуры были заказчиками всего этого сверхавантюрного рейда.

На этот раз не сработало. Надо отдать должное военным ведомствам обеих стран – они сумели разобраться в ситуации, сохранили хладнокровие, предельно четко воспользовались созданными коммуникационными возможностями и не допустили выхода конфликта на глобальный уровень.

В настоящее время наиболее агрессивная,  ультранационалистическая часть российского политикума, та самая, которая де-факто уже пыталась однажды зажечь пламя мировой войны, практически открыто призывая силой отнять у суверенного государства и члена ООН, у Украины, почти половину ее территории в виде созревшего в их головах проекта так называемой Новороссии (многие из них и сейчас, после четырех лет братоубийственной войны, продолжают практически открыто действовать в том же духе и в том же направлении, вполне вероятно являясь частью упомянутой выше стратегии на взаимоуничтожение христианства), будет продолжать нагнетать истерию в обществе и информационном пространстве, причитая об очередном «унижении» России (хотя, как я попытался показать выше, это была, скорее всего, иранская игра, в которой российские и донбасские наемники были всего лишь разменной монетой), необходимости жестких ответных действий и пр., и пр. Очень характерно, что и в Сирии представители этого мировоззрения стали жертвой своей собственной пропаганды (в частности, мифа об обожающих Асада суннитах и курдах, о безусловной легитимности самого Асада и т.п.), которая столкнулась с реальностью и оказалась ей совсем не конгруэнтна.

Задача здравомыслящих сил в российском обществе – продолжать работать над созданием массового антивоенного движения. В условиях отсутствия в сегодняшней России несталинистских, тем более антисталинистских компартий и, соответственно, левых в классическом, западном понимании этого слова основная тяжесть этой работы падает на леволиберальную интеллигенцию.

И пока мы все не сгорели в одном ядерном всполохе, необходимо всё же попытаться донести до большинства россиян степень и уровень угроз, которым их подвергают свихнувшиеся на милитаризме и имперском величии авантюристы во власти и около нее.

  Вагиз Фатыхович ТЕНГРИЕВ